?

Log in

No account? Create an account

Чуткое сердце

Руслан из категории тех удивительных людей, о которых сложно сказать что-либо плохое. Молод, красив, обаятелен, талантлив. Стихи пишет. Порой весьма неплохие.

Человек редкой на сегодня породы, основой которой является доброта. Странно, откуда у него все это?

Чижова | Руслан, скажи, какой мой вопрос мог бы загнать тебя в тупик?
 
Яковлев | Даже не знаю... Какой бы вопрос ты мне не задала, я на него отвечу. Просто по природе я очень честный человек.

Чижова | Честный и откровенный?
 
Яковлев | Да.

Чижова | А на чем основана твоя откровенность?
 
Яковлев | Люди должны быть открытыми. Вообще, ложь — это самый страшный порок нашего времени.

Чижова | Как тогда ты относишься к тому, что хорошая ложь всегда замешана на правде? То есть приходилось ли тебе вообще лгать?
 
Яковлев | Да, приходится, наверное, лгать... постоянно. Я считаю, что если люди предрасположены к неправде... ко лжи, то им надо лгать.

Чижова | У тебя такой предрасположенности нет? (Руслан кивает). Ты можешь позволить себе быть открытым, доступным... Такое могут позволить себе только дети. Ты считаешь, что в тебе есть что-то детское?
 
Яковлев | Может быть.

Чижова | Знаешь, когда я тебя в первый раз увидела, то подумала, что такие парни, наверное, нравятся мамам. Воспитанные, красивые, умные... Просто мечта.
 
Яковлев | Во мне воспитывали вкус к жизни, то утонченное, что есть в ней, мне показали очень многие люди.

Чижова | Значит, судя по всему, искусство — это предмет твоей жизни.
 
Яковлев | Думаю, да.

Чижова | Хорошо. Когда ты просыпаешься утром, думаешь, что сегодня я сделаю это, это и это. А бывает так, что ты выпадаешь из рамок своего сценария?
 
Яковлев | Так получается, что я каждый день выпадаю из своего сценария, потому что я не пишу сценариев — ни вечером, ни днем, ни утром.

Чижова | Выходит, ты не привязан к социуму?
 
Яковлев | Вообще! Я ничем не обязан ему. Каждый выбирает свою жизнь, цель в ней, характер, поведение.

Чижова | А как тогда относиться к постулату, что характер формируется только до шести лет, а потом его можно только тщательно скрывать, но не изменять?
 
Яковлев | (Смеясь). Думаю, это очень интересно, но характер изменяется и то, что закладывается, очень сильно влияет на последующую жизнь. До шести лет мы выбираем бессознательно. Нам нравится живопись, цветы, небо... Я часто наблюдаю за детьми в песочнице: кому-то важна машинка, кто-то — строит сооружения. И, когда смотрю, меня это очень сильно ранит всегда. И эта ситуация для меня интересна — кто кем станет потом... Когда я общаюсь с молодежью возраста пубертата, вижу и чувствую, что из этих людей будет. И я не обманусь.

Чижова | Ты хочешь сказать, что человек легко «читается», что те игры, в которые играет ребенок, закладывают его жизнь? Скажи, а в какие игры сейчас играешь ты?
 
Яковлев | Я рисую. Рисую людей. Красивых людей.

Чижова | Фигурально?
 
Яковлев | Буквально. Я не художник, но стараюсь человека приблизить к... реальности.

Чижова | Мне на ум сейчас пришла фраза американского поэта Роберта Фроста. Он сказал, что «политика занимается низменными претензиями, а поэзия — высокими горестями»? У тебя есть какие-то высокие горести, способные лечь в основу искусства?
 
Яковлев | Да. Это любовь. Например, безответная. Как правило. Или любовь, приносящая слишком много радости. Это пугает, потому что кажется, что она закончится. И сейчас я думаю, что нужно управлять этими эмоциями. Любовь — это управляемое чувство, оно замешано на двух людях. Большая ответственность сохранить это чувство.

Чижова | А что для тебя любовь: неконтролируемая страсть, привязанность, дружба или же какие-то безусловные вещи, ничего не требующие взамен?
 
Яковлев | Я не требую от человека чувств и поступков, равнозначных моим.

Чижова | Если я правильно поняла, ты не ждешь никакой награды? Такая экзистенция — сам процесс доставляет удовольствие.
 
Яковлев | Да, это уж точно.

Чижова | А насколько ты влюбчивый человек и каким критериям должен соответствовать твой объект?
 
Яковлев | Я очень влюбчивый, влюбляюсь постоянно. Но, к сожалению, давно вывел такую формулу, что человек не должен изменять. Когда я приехал учиться в 1993-м году в Новосибирск, услышал песню, которую до сих пор не могу найти, там есть такая строка — «Любовь не прощает измены».

Чижова | У меня есть один знакомый парень, который говорит, что «измена — это когда ты начинаешь думать о ком-либо другом, а не ложишься с ним кровать».
 
Яковлев | Влюбляться можно в каждого. Нельзя стоять на месте, это очень сильно угнетает. Влюбленность — это как открыть форточку и вдохнуть в себя новую струю.

Интервью: Наталья ЧИЖОВА
Фотография:
Дмитрий ШИПИЛОВ

Comments